Реставрационно-строительная компания
Сохраняя прошлое, создаем будущее!

«Комплекс Хамовнических казарм, начало XIX века»

О компании - Блог - «Комплекс Хамовнических казарм, начало XIX века»

Объект культурного наследия федерального значения «Комплекс Хамовнических казарм, начало XIX века»

г. Москва, Комсомольский проспект

ХАМОВНАЯ СЛОБОДА – ИСТОРИЯ МЕСТА

Название «слобода» происходит от слова «свобода». В слободе жили люди, освобожденные от крепостной зависимости. Это были государевы служащие, которые выполняли работы по разным направлениям, таким образом, обеспечивая жизнедеятельность царского двора, боярских дворов и государства. Каждая слобода имела наименование, чаще всего, связанное с родом деятельности местных работников (посольская, ямская, кузнецкая и пр.).

Жители слободы имели ряд привилегий, которые устанавливались местной властью. Обычно они освобождались от налогов, воинской повинности, общественных работ.

История Хамовной слободы начинается с переселения в эту местность в конце XVI века ткачей из деревни Константиновка, которая находилась около Твери. Поэтому сначала данная слобода имела название «Тверская Константиновская».

«Хамовной» слобода стала называться уже в XVII веке. Свое новое имя она получила от льняного полотна, которое изготавливали местные ткачи. Полотно называлось «хам», а мастеров-ткачей называли «хамовниками». Материю ткали вручную, она была очень высокого качества и выпускалась в ассортименте. Из нее изготавливали полотенца, скатерти и другие бытовые изделия, лучшие из которых предназначались для царского двора и боярских дворов.

ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ МИРЛИКИЙСКОГО В ХАМОВНИКАХ

На средства собранные ремесленниками в Хамовной слободе был построен храм Николая Чудотворца (Мир Ликийского), которого ткачи считали своим покровителем. Храм является одним из старейших в Москве, он впервые упоминается в летописях 1625 года. В нем никогда, даже во время гонений на церковь, не прекращались службы, и он действует до сих пор.








За счет того, что жители Хамовной слободы имели значительные привилегии, а также получали за свой труд денежное и хлебное жалование, поселение быстро разрасталось и увеличилось настолько, что к XVIII веку стало возможным организовать здесь промышленное производство тканей.

Первая полотняная фабрика возникла в Хамовной слободе по инициативе Петра I, который активно занимался организацией различных производств для нужд армии.  В первом десятилетии XVIII века Петр I основал в Хамовниках казенный Хамовный двор и открыл в помещениях, конфискованных у своих родственников (по линии первой жены) Лопухиных, полотняную фабрику.

Фабрика обслуживала армию.  В частности на ней изготавливались ткани для обмундирования и полотна для парусов. Но наладить прибыльное производство Петру I так и не удалось, и в 1718 году он передал фабрику Ивану (Джону) Тамесу, который, по предположению, являлся потомком одного из иностранцев, переехавших в Россию во время «Великого посольства».

И.П.Тамес принял фабрику от государя в управление не один, а совместно со своими компаньонами. При ее передаче Петр I повелел Тамесу, так наладить производство, чтобы выпускаемая продукция не только не уступала иностранным образцам, но и превосходила их.

Желая помочь новым владельцам, Петр I освободил всех компаньонов на пять лет от службы, от постойной повинности и от торговых пошлин.

И.П.Тамес оказался на редкость талантливым предпринимателем. К 1720 году фабрика уже имела ткацкие и прядильные производства не только в Хамовниках, но и в Белом городе, а к 1725 году Тамес стал ее единственным хозяином.

Мануфактура Тамеса выпускала практически все виды полотна от грубого до самого тончайшего. Ткани использовались для изготовления всевозможных видов швейных изделий. Фабрика имела в Москве несколько своих торговых лавок, а также отправляла ткани за границу.

В 1729 году Иван Тамес умер, и фабрика перешла к его сыну Ивану Ивановичу Тамесу. В 1752-1753 годы И.И.Тамес расширил основную фабрику в Хамовниках, выкупив и присоединив к ней дополнительные помещения. Мануфактура продолжала развиваться и к 1775 году стала самой крупной в Москве. Но в конце XVIII века предприятие разорилось, и все его имущество перешло в казну.

В самом начале XIX века оборудование фабрики было продано другим купцам, а ее помещения стали первыми Хамовническими казармами, еще до постройки в 1807-1809 годы новых специальных казарменных корпусов.

Так закончилась история района ткацких фабрик в Хамовниках и началась история Хамовнических казарм – места расквартирования полков.

 

КВАРТИРНАЯ ПОВИННОСТЬ

В России XVIII века существовала квартирная (постойная) повинность. Так как казарм не было, то жители практически всех сословий, кроме крайне бедных, обязаны были предоставлять военным жилье и на местах постоянного, и на местах временного расположения частей.

Домохозяевам предписывалось обеспечивать постояльцам все бытовые удобства и отчасти снабжать провиантом. В одних губерниях определенная доля этих затрат компенсировалась, а в других все расходы полностью ложились на плечи хозяев. При этом военные часто вели себя безобразно – пьянствовали, дебоширили, оскорбляли хозяев и попросту их обирали. Поэтому, для большинства населения, квартирная повинность являлась тяжким обязательством.

Смягчить эту повинность или совсем избежать ее могли только обеспеченные люди, которые или строили на своей территории отдельные дома для военных, или просто официально или неофициально откупались от этого бремени.

Император Павел I (время правления 1796-1801 гг.) был очень увлечен военным делом и уделял особое внимание военными реформами. Зная о недовольстве населения квартирной повинностью, и ратуя за более профессиональную армейскую подготовку, он решил начать перевод военных на казарменное положение.

Именно по указу Павла I в конце XVIII века в Москве начали строиться казармы. И хотя квартирная повинность сохранялась еще практически до конца XIX века, начало переводу военных на казарменное положение было положено.

Павел I предложил жителям Москвы, в обмен на освобождение от квартирной повинности, профинансировать строительство казарм. Конечно, для возведения таких объектов требовались очень большие средства, и их не получалось полностью собрать с населения. Но все же жители деньги сдавали и, таким образом, удавалось покрыть часть затрат.

Все, кто вносил средства на строительство казарм, получали освобождение от квартирной повинности и возможность повесить на свои дома таблички с надписью «Свободен от постоя».

При Павле I в Москве были построены только Покровские казармы (1798 г.),  следующими были Хамовнические казармы, которые возводились уже при императоре Александре I (1807-1809 гг.).

ХАМОВНИЧЕСКИЕ КАЗАРМЫ
(четная сторона Комсомольского проспекта)

Генеральный проект Хамовнических казарм был разработан в Петербурге архитектором Кабинета Его Императорского Величества и Морского кадетского корпуса Луиджи Руска, который с 1806 года состоял членом Строительного комитета при МВД и возглавлял Комиссию по построению казарм в Петербурге.

На московской земле проект Л.Руска было поручено воплощать архитектору М.М. Казакову (сыну знаменитого зодчего М. Ф. Казакова) и архитектору И.Т.Таманскому. В ходе выполнения работ московские архитекторы внесли в проект определенные корректировки, но все ключевые замыслы автора (композиция, взаиморасположение, объемная структура,  стилистика) были сохранены. Возведение казарм началось в 1807 году и закончилось в 1809 году.

Вдоль открытого пространства Хамовнического плаца (ныне часть проезда по Комсомольскому проспекту), с его северной стороны были построены в линию три одинаковых монументальных здания в стиле классицизм. Декор зданий был строгим, без излишеств.

В центральной части каждого строения находился портик, который занимал второй и третий этаж. Портик состоял из восьми колонн с капителями тосканского ордера и имел очень простой в оформлении фронтон. Первый этаж построек был оформлен рустом.

Три представительных здания располагались на верней отметке холма и своими главными (южными) фасадами смотрели на Москву-реку. Казармы были отлично видны с ее противоположного берега и являлись знаковой частью красивой панорамы.

В XIX веке в здании казарм были расквартированы 3-й Перновский гренадерский полк, 4-й Несвижский гренадерский полк и 1-ый Сумской гусарский полк.

 

ЦЕРКОВНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ И ПОСТРОЙКИ

В 1863 году при казармах были обустроены домовые церкви, а в начале XX века на территории комплекса Хамовнических казарм был выстроен отдельный храм.

В западном крыле центрального корпуса была обустроена церковь Петра и Павла при Несвижском гренадерском полку. В 1887 году она была дополнена приделом Николая Чудотворца. Последний раз церковь переустраивалась в 1912 году.

В советское время помещения церкви приспосабливались под различные нужды. В 1980 году, в церкви был оборудован спортивный зал Военно-дирижёрского факультета Московской консерватории.

В восточном крыле центрального корпуса была обустроена церковь Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла при Перновском гренадерском полку. В 1899 году она была дополнена приделами Николая Чудотворца и мученицы царицы Александры Римской. Последний раз церковь переустраивалась в 1912 году.

В советское время церковь использовалась как солдатский клуб. На здании казармы, до настоящего времени, сохранилась башенка – колокольня.

Предположительно из-за того, что домовые церкви были небольшими и не вмещали всех прихожан – военных, в 1910-1912 годы для Сумского полка был выстроен отдельный особый деревянный храм Георгия Победоносца. Проект храма, который был заложен 7 июня 1910 года, выполнил архитектор И.И.Бони.

Постройка напоминала Новгородские храмы XVI века, имела одну главу, установленную на четырехскатной крыше и трехглавую звонницу в двух ярусах.

Храм был расположен напротив западной части Хамовнических казарм. Вскоре после Великой Октябрьской революции 1917 года его закрыли. В советское время храм снесли и на его месте выстроили дом, имеющий ныне адрес: Комсомольский проспект, 23/7.

 

Большой двор

За казармами, через, так называемый «большой двор», были выстроены три конюшни (для проживающих). Протяженность каждой из них соответствовала протяженности здания, за которым она стояла. Конюшни образовывали линию Несвижского (Несвицкого) переулка. На территории «большого двора» находились еще арестантский дом и тир.

НЕСВИЖСКИЙ (НЕСВИЦКИЙ) ПЕРЕУЛОК
Названия этого переулка разнятся также, как и разнятся версии происхождения этого наименования. По одной версии, переулок назван по фамилии домовладельца князя Несвицкого, которую в какое-то время исказили. По другой версии этот топоним связан с Несвижским гренадерским полком (г.Несвиж, Минской губернии), который базировался в Хамовнических казармах.

Малые дворы

Комплекс «казармы, большой двор и конюшни» с запада и с востока фланкировали одинаковые «малые дворы». Они были выстроены в форме замкнутого каре, которое образовывали два «П»-образных здания, обращенных друг к другу.

Каменные здания «малых дворов» строились как нежилые. Они были одноэтажными, стояли на фундаменте с низким цоколем не имеющем продухов. Внутренней отделки в зданиях не имелось. Фасады были гладко оштукатурены и выбелены, но не декорированы.

Здания «малых дворов», которые выходили главным фасадом к Хамовническому плацу имели высоко расположенные полукруглые окна без наличников. В центре главных фасадов «малых дворов» находились арочные ворота для въезда во двор. Эти постройки предназначались для конюшен артиллерийских и обычных лошадей. Здесь же были и фуражные сараи.

Здания «малых дворов», выходящие на Несвижский (Несвицкий) переулок, предназначались для различных служб: мастерских, сараев для военных обозов (фур), военных кладовых (цейхгаузов).

В центре каждого «малого двора» стояло здание кузницы, а недалеко от нее были колодцы. Также через «малые дворы» проходили мощенные деревом канавы, которые обеспечивали сток воды в сторону Москвы-реки.

Западный «малый двор» сохранял свои функции практически до конца XX века, а восточный изменил свое назначение еще в самом конце XIX века.

 

ХАМОВНИЧЕСКИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОМ

В 1897 году, на восточном «малом дворе», на месте здания конюшен и служб, выходящем главным фасадом на сторону Хамовнического плаца, был построен Хамовнический полицейский дом по проекту Анатолия Оттовича Гунста. Над домом, для пожарно-дозорной службы, была возведена пожарная каланча (восьмерик на четверике), имеющая верхнюю деревянную часть в виде шатра (позже деревянный шатер был утрачен).

В начале XX века на втором этаже полицейского дома, в одной из казенных квартир, проживал полицейский врач Сергей Сергеевич Голоушев.

С.С.Голоушев был известным живописцем, активно участвовал в выставках, в том числе и в выставках «Товарищества передвижников». Также Сергей Сергеевич писал монографии о жизни великих людей, являлся художественным и театральным критиком.

Голоушев часто устраивал богемные вечеринки, на которых присутствовали разные знаменитости, что сделало Хамовническмй полицейский дом одним из культурных центров притяжения Москвы.

После революции 1917 года в здании были устроены коммунальные квартиры.

После начала Великой Отечественной войны, в 1941 году каланчу снесли, так как она могла стать ориентиром для немецкой авиации. Восстановлена каланча была только в 2013 году по проекту Яна Юрьевича Дависа.

Сейчас в здании расположена Пожарная часть №17, а в восстановленной каланче находится офисное помещение.

 

КОМПЛЕКС ХАМОВНИЧЕСКИХ КАЗАРМ
(нечетная сторона Комсомольского проспекта)

Напротив восточной стороны казарм находился так называемый Шефский дом (бывший дом Тамеса, постройка 1770-1780 гг.), а также выстроенные в 1876 году здание Гауптвахты и здание Манежа с прилегающими к нему кавалерийскими казармами и конюшнями.

ДОМ ТАМЕСА–ШЕФСКИЙ ДОМ

Бывший дом Ивана Ивановича Тамеса (владельца ткацкого производства) также вошел в комплекс Хамовнических казарм.

Дом Тамеса был выстроен на боярских деревянных палатах с каменным погребом, которые некогда принадлежали Абраму Федоровичу Лопухину, брату первой жены Петра I – Евдокии Лопухиной.

В 1697 году Петр сослал свою жену в монастырь и заставил постричься в монахини, а в 1718 году казнил ее брата. После казни имущество Лопухиных было конфисковано в пользу царя. И в том же 1718 году имение Лопухиных приобрел Иван Тамес, которому Петр I повелел поднимать ткацкое производство в Хамовниках.

В 1770-х -1780-х годах, уже сыном Тамеса, деревянные палаты были снесены, а на их погребах было выстроено здание в стиле классицизм, по проекту архитектора М.Ф.Казакова.

Постройка выглядела солидно и монументально, хотя имела довольно скромное оформление. Ее главным украшением стал четырехколонный портик с капителями ионического ордера, по сторонам которого были обустроены два пандуса-въезда.

После постройки Хамовнических казарм дом был отдан в распоряжение военных. В нем расквартировывался высший офицерский состав, также он предназначался для проживания почетных командиров (шефов) полков*. Поэтому дом стали называть Шефским.

*Звание Почетный командир или Шеф формирования присваивалось за особые заслуги перед вооруженными силами.

В 1817 году, в связи с планирующейся церемонией закладки храма Христа Спасителя на Воробьевых горах (проект не был реализован), в Москву прибыл Александр I со своей семьей и всей свитой. Среди сопровождающих государя был полковник Александр Николаевич Муравьев – один из основателей Декабристского движения.

А.Н.Муравьев поселился в Шефском доме, после чего в течение года в его стенах

собирались самые известные декабристы, среди которых были: братья Муравьевы-Апостолы, И.Д. Якушкин, М.А.Фонвизин, Ф.П.Шаховской.

После Великой Октябрьской революции, в 1918 году, на Хамовническом плацу, переименованном к тому времени в Красноармейскую площадь, было решено установить бюст руководителя Южного общества декабристов П.И.Пестеля. Потом планы изменились, и бюст установили в фойе Шефского дома. Но через несколько лет бюст по каким-то причинам из фойе исчез.

В советское время в Шефском доме находилось правление Союза писателей РСФСР, теперь его занимает Союз писателей России.

 

ХАМОВНИЧЕСКИЙ МАНЕЖ

В Хамовническом Манеже всегда занимались подготовкой командиров-кавалеристов, рядовых кавалеристов и подготовкой лошадей.

После революции 1917 года, с 20-х годов XX века Манеж стал центром конноспортивной подготовки. В этом центре были сохранены все приемы и традиции великой дореволюционной конной школы, которые и стали основой для дальнейшего развития данной тренировочной базы.

В Манеже постоянно проводились конноспортивные соревнования, и осуществлялась подготовка к военным парадам. Сотрудники центра продолжали эту работу и в годы Великой Отечественной войны совместно с подготовкой кавалеристских частей. Именно отсюда отправился защищать Москву прославленный кавалерийский корпус Героя Советского Союза генерала Л.М. Доватора.

После войны при Манеже было организовано училище, где проходили двухлетнюю подготовку инструкторы-наездники. Здесь же готовились спортсмены-конники высших разрядов, которые могли достойно представлять страну на олимпиадах. По-прежнему осуществлялась подготовка офицеров, солдат и курсантов. Все службы Манежа находились в непосредственном подчинении командующего кавалерией маршала Семена Михайловича Буденного.

Но особое назначение Манежа, конечно же, заключалось в подготовке к военным парадам, для чего  в нем тренировались представители высшего командного состава –  маршалы и генералы со своими адъютантами. Именно в этом Манеже проходила подготовка к Параду Победы 1945 года.

Три конюшни при Манеже могли вмещать до 100 лошадей. Они являлись сокровищницей советского конезаводства – это была практически выставка лошадей.

В первой – Главной конюшне держали личных генеральских и маршальских лошадей, поэтому ее часто называли «маршальской». Во второй конюшне содержались лошади офицеров, а в третьей лошади солдат и курсантов.

Процветание Манежа Министерства Обороны  длилось до 1952 года. В этом году состоялся последний парад на лошадях на Красной площади. И.В. Сталин дорожил этой традицией, но в 1953 году он умер, и генералитет принял решение заменить лошадей автомобилями.

Интересным является тот факт, что приказ о расформировании Фрунзенского Манежа отдал прирожденный кавалерист, человек который не мыслил своей жизни без лошадей, Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков.

В 1957 году здание Манежа было реконструировано и в нем разместились волейбольные и баскетбольные площадки. В 1962 году Манеж был реконструирован вновь и отдан под стрелковый тир ЦСКА, который находится в этом здании по настоящее время.

 

ХАМОВНИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС В ВОЕННЫЕ ГОДЫ

После начала Отечественной войны 1812 года император Александр I издал высочайший манифест, который предписывал дворянам собирать из своих крепостных ополчение и самим вступать в него.

Совместно с манифестом император в отдельном воззвании обратился непосредственно к москвичам с той же просьбой – организовать ополчение. Отдельное обращение москвичи восприняли как дань особого уважения Александра I жителям города и активно откликнулись на призыв.

Сборный пункт для формирования «военной силы населения» был организован в Хамовнических казармах. Здесь граждан записывали в ополченцы, экипировали их и формировали отряды. Ополченцы сначала помогали возводить укрепления, а затем сражались вместе с солдатами армии. Многие из московских ополченцев прямо от Хамовнических казарм отправились на Бородинское сражение.

В память о подвиге этих людей в 1862 году на стене центрального здания казарм была размещена мемориальная доска с изображением старого русского ополченца (автор архитектор К.В.Кудряшов).

Во время Первой мировой войны (1814-1818 гг.) в Хамовнических казармах проходили подготовку военные разных родов войск и формировались для отправки на фронт военно-врачебные отряды.

Во время Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) в Хамовнических казармах проходили подготовку, а затем отправлялись на фронт: пехотные полки, моторизованные бригады, подразделения мотоциклистов, кавалеристские бригады и Московский отдельный отряд моряков (стрелковая бригада).

ХАМОВНИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС И РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА

В дни революции в Хамовнических казармах был расквартирован 193-й запасной пехотный полк, который поддержал Октябрьское восстание. Бойцы полка участвовали в штурмах и захватах, а также вели бои на улицах Москвы.

Желая отблагодарить солдат за эту поддержку, новые власти переименовали Хамовнический плац в Красноармейскую площадь, а Хамовническим казармам присвоили имя известного революционера Льва Давидовича Троцкого. Но после смерти Ленина Л.Д.Троцкий потерял свое влияние и в1925 году казармы были переименованы в честь революционера, государственного деятеля и военачальника Михаила Васильевича Фрунзе.

Казармы, плац и манеж стали называть «Фрунзенскими», вскоре такое название получила и набережная Москвы-реки. В 1957 году в районе появилась и станция метро «Фрунзенская».

В 1958 году Фрунзенский плац исчез с карты города, так как по нему прошла крупная московская магистраль – Комсомольский проспект.

Судьба всех зданий, входящих в комплекс Хамовнических казарм, тесно связана с историей вооруженных сил России. Многие из этих построек с течением времени сменили свое назначение, но три основных здания комплекса, а именно сами Хамовнические казармы, по-прежнему относятся к военному ведомству.

ПолезноеДругие статьи

Подробнее «Комплекс Хамовнических казарм, начало XIX века – Службы конюшни, начало XIX века»

Объект культурного наследия федерального значения «Комплекс Хамовнических казарм, начало XIX века - Службы конюшни, нача

Подробнее Здание Городского епархиального училища им. Ф.А. Копейкина-Серебрякова. 1904 г.

Объект культурного наследия регионального значения: Здание Городского епархиального училища им. Ф.А. Копейки

Подробнее Бактериолого-агрономическая станция ботанического сада

  Объект культурного наследия регионального значения: Бактериологоагрономическая станция ботанического сада Импера

Подробнее Дом Остермана, конец XVIII в. – начало XIX в., с боковыми флигелями и оградой

г. Москва, ул. Делегатская, дом 3, строение 1 Компания «Стоун Девелопмент» выполняла работы на данном объекте культу

Смотреть все статьи

Наши партнеры  

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress