Реставрационно-строительная компания
Сохраняя прошлое, создаем будущее!

Объект культурного наследия федерального значения «Здание клуба Октябрьской революции» Адрес: г. Москва, Смоленский бульвар, дом 26/9, строение 1

О компании - Блог - Объект культурного наследия федерального значения «Здание клуба Октябрьской революции» Адрес: г. Москва, Смоленский бульвар, дом 26/9, строение 1

ИСТОРИЯ МЕСТА

До конца XVI века, заселенная территория за Белым городом (ныне Бульварное кольцо) в территорию Москвы не входила. Здесь располагались, земли монастырей, села, затем стали появляться ремесленные слободы.

После нападения на Москву, в 1591-1592 годах, крымского хана Казы-Гирея, по указу Правителя Русского царства Бориса Годунова вокруг этих земель была выстроена четвертая линия укрепления Москвы – Земляной вал. Вал, ров и укрепления были возведены очень быстро (в течение года) за что сооружение получило название «Скородом». Таким образом, территория, окруженная Земляным валом, была присоединена к Москве.

В Смутное время, в 1611 году, деревянные укрепления Земляного вала были сожжены польскими войсками. Вал был восстановлен только в 1638-1641 годах. Его надсыпали и построили на нем «острог» — забор из толстых, заостренных в верхней части бревен. Укрепление имело 57 башен и 11 ворот. Название Земляной вал изменилось на Земляной город.

К концу XVII века Земляной город потерял свое защитное значение и стал таможенной границей города. Еще через столетие, в конце XVIII века, укрепления Земляного города совершенно обветшали, и генерал-губернатор Москвы граф З.Г.Чернышов повелел эти сооружения разобрать и организовать на их месте прогулочную зону.

Последствия пожара 1812 года заставили продолжить преобразования. Огонь уничтожил практически весь Земляной город. После чего, по проекту Комиссии по строению Москвы (1816 г.), вал был срыт, а ров засыпан.

В итоге образовалась круговая полоса шириной примерно 60 метров. На этой полосе была организована улица, где 25 метров выделили под тротуары и дорогу мощеную булыжником. Жителей улицы обязали организовать около своих домов палисадники и сады с насаждениями по своему вкусу. Так сформировалось нынешнее Садовое кольцо. Некоторые участки Садового кольца остались без палисадников и на них были организованы бульвары (участки с зелеными насаждения вдоль или посредине улицы).

Смоленский бульвар, который является частью Садового кольца, тоже имел такие насаждения. В данный момент фактически этот участок уже бульваром не является, но название сохранено.

ИСТОРИЯ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ (Смоленский бульвар 26/9)

В 1819 году на этом участке приступила к застройке Аграфена Петровна Глазова, вдова героя Очаковского сражения, генерал-майора Павла Михайловича Глазова (1747-1814).

Павел Михайлович всю свою жизнь посвятил армии, участвовал в двух русско-турецких войнах, отличился во многих знаковых сражениях и был особо отмечен грамотой «За отличную храбрость, оказанную при атаке крепости Очакова» (1788 г.). Он служил под командованием Г.А. Потемкина, который ему покровительствовал и даже доверял доставлять свои письма к императрице Екатерине II.

Екатерина II также благоволила Глазову и в 1790 году произвела его в должность бригадира с назначением обер-полицмейстером Москвы, а затем Петербурга. Петр Михайлович каждый день являлся к императрице с докладом о благосостоянии столицы. В 1796 году Глазов получил звание генерал-майора.

Отставку по состоянию здоровья Петр Михайлович получил высочайшим приказом Павла I. Умер Глазов уже во время правления Александра I.

Вдова П.М.Глазова обосновалась в Москве, где и построила дом в районе Смоленского бульвара.

Аграфена Петровна начала строительство с северной стороны участка, где вдоль красной линии Земляного вала (Смоленского бульвара), был выстроен жилой одноэтажный флигель с цокольным этажом.

Одновременно северным флигелем был заложен каменный цоколь основного здания. Весь ансамбль главного дома, вместе с южным флигелем, был закончен к 1821 году. Двухэтажный дом и флигели были деревянными, дерево было обложено кирпичом, а кирпич оштукатурен.

Усадебный дом имел мезонин и два полуциркульных каменных крыла, которые соединяли дом с флигелями. Основной вход в здание имел каменное крыльцо и располагался с торцевого фасада. Отделка фасадов была выполнена в стиле ампир.

ТОПОНИМИКА

Смоленский бульвар

Земляной город имел 11 ворот, среди которых были Арбатские (Смоленские ворота), от которых шла дорога на Смоленск. С XVII века на участке от Смоленской площади до Проточного переулка располагался один из крупнейших московских рынков, получивший название Смоленский. По той же логике, когда было начато образование Садового кольца, его часть, прилегающая к Арбату, была названа Смоленским бульваром. 

Глазовский переулок

Переулок, проходящий по северной границе участка Глазовой, который в XVIII веке назывался по фамилии домовладельцев сначала Несвицким, а затем Струковым – стал называться Глазовским.  С 1960 года переулок сменил статус и стал называться улицей А.В.Луначарского, в честь первого наркома просвещения РСФСР. В 1993 году историческое название (Глазовский) и статус (переулок) были возвращены.

В 1869 году владелицей участка Глазовой уже числилась княгиня Е.В.Гагарина.

Особняк новая хозяйка переделала, но изменения были незначительны. Лишь заметно увеличилась пристройка для входа в здание. В отделку фасадов также были внесены коррективы.

После княгини Е.В. Гагариной владельцем усадьбы стал известный купец, крупный чаеторговец — Константин Семенович Попов (1850-1919).

Известный купеческий род Поповых происходил из посада Большие соли Костромской губернии, где семье принадлежал, не приносящий особых доходов, свечной заводик.

Основу будущему процветающему чайному делу заложил Константин Абрамович Попов (1814-1872). Азы торгового дела он постигал в лавке у старшего брата в Костроме, а затем перебрался в Петербург, где у двух купцов изучил все секреты и тонкости торговли чаем.

В 1842 году Константин Абрамович уже открыл свой чайный магазин на Невском проспекте. Затем расширил торговлю и пригласил для руководства делом младшего брата Семена Абрамовича. Сам же переехал в Москву с тем, чтобы и там заняться продажей чая. И в Петербурге, и в Москве дела фирмы «К. и С. Поповы» шли очень хорошо.

Московский бизнес развивался столь бурно, что Константин Абрамович перестал с ним справляться и попросил брата Семена тоже переехать в Москву. В 1950 году брат переехал и очень много сделал для дальнейшего развития компании. Но в 1956 году, в возрасте сорока лет, Семен Абрамович умер, и его часть бизнеса перешла к его шестилетнему сыну —  Константину Семеновичу. По малолетству племянника, Константин Абрамович продолжил работать один.

В начале своей деятельности К.А.Попов покупал чай у московских оптовиков, затем ездил к китайцам и выменивал чай на российские товары. А в 1862 году, когда были открыты торговые отношения с Китаем, он последовательно арендовал две фабрики на лучших плантациях в разных провинциях Китая и обеспечил свои магазины самой высококачественной продукцией. Чай от Попова имел безупречную репутацию и продавался в огромных количествах.

Константин Абрамович Попов не имел детей и по мере того как племянник подрастал, он обучил его торговому делу. После смерти К.А.Попова все чайное дело перешло к Константину Семеновичу Попову, который довел его до невероятных, по тому времени, масштабов.

При Константине Абрамовиче работало 90 чайных магазинов в разных городах Российской империи. При Константине Семеновиче было уже более 100 магазинов в 44 городах и 8 магазинов в Москве. Чай даже можно было выписать по каталогу и получить почтой.

На чаеразвесочных складах в Москве работало более 500 человек. Второй склад был в Харькове.

Константин Семенович купил огромные земли в Чакви (вблизи Батуми) и организовал на них высадку первых чайных плантаций в России. Для селекции растений К.С.Попов выписал из Китая специалиста Лау Джон Джау, а для работы на полях привез несколько китайских семей.

В 1880-е годы были открыты представительства компании Попова в Ханькоу и в Лондоне.
В 1890-е годы, для организации прямых поставок индийского и цейлонского чая, открылись представительства в Калькутте и Коломбо.

С 1894 года фирма «Братья К. и С. Поповы» уже имела право ставить на упаковках и рекламе государственный герб. С 1898 года компания получила звание «Поставщик двора Его Императорского Величества», а затем «Поставщик двора» австрийского, греческого, бельгийского, шведского, норвежского и румынского королей.

Продукция К.С.Попова получала только высшие награды на выставках в Париже и Антверпене.

Примерно в 1907 году Попов начал продавать чай в Америке. Его покупали в основном эмигранты из России, которые всегда покупали чай от Поповых на родине и не желали изменять своим привычкам.

В начале ХХ века ежегодный объем производства достиг 3-х тысяч тонн, а ежегодный денежный оборот составлял более 10 миллионов рублей.

Основатель чайного дела — Константин Абрамович Попов вел очень активную общественную жизнь и был известным благотворителем.

Особое внимание он уделял родному посаду в Костромской губернии, где он открыл двухклассное училище, ремесленное училище, приют и богадельню.

На своей родине Константин Абрамович потратил целое состояние на строительство соборного храма Иверской Божьей Матери при Николо-Бабаевском монастыре (храм утрачен).

В Москве К.А.Попов выделял большие средства Московскому университету, Коммерческому училищу и Мещанскому училищу. Деньги предназначались малоимущим студентам и шли на выплату стипендий, проживание, питание, одежду.

Константин Семенович Попов, также, как и его дядя, был крупным благотворителем и направлял огромные средства на строительство приютов, больниц, учебных заведений, как на родине своих предков, так и в Москве.

При К.С.Попове, дом на Смоленском бульваре был значительно перестроен. Константин Семенович владел пассажем на Кузнецком мосту. Здание пассажа было построено в 1877 году по проекту петербургского архитектора, академика архитектуры, профессора императорской Академии художеств — Александра Ивановича Рязанова.

Этому же архитектору К.С.Попов заказал и проект перестройки своего дома на Смоленском бульваре. Во второй половине XIX века, в Москве вошел в моду стиль «неогрек», который Рязанов и воплотил в своем проекте, вследствие чего внешний вид дома обрел подчеркнуто археологические детали истинно греческой классики. В этом виде особняк сохранился до настоящего времени.

Архитектура здания

Главный (западный) фасад, разновысотного одно-двухэтажного с цокольным этажом здания, выходит на Смоленский бульвар. По его центру устроена полуротонда с четырьмя каннелированными колоннами ионического ордера. По сторонам от полуротонды расположены два открытых крыльца. Входная группа обозначена мощными пилонами, а межоконные пространства имеют широкие пилястры. Крыша полуротонды является основанием балкона мезонина.

 

Мезонин украшен плоским портиком с двумя каннелированными полуколоннами и двумя угловыми пилястрами. Портик завершается антаблементом и фронтоном, в тимпане которого расположена скульптурная композиция.

Дворовый (восточный) фасад имеет в центральной части на уровне первого этажа значительно вынесенный портик, который опирается на два массивных боковых столба и две каннелированные колонны ионического ордера. Верхняя часть портика является основанием балкона второго этажа.

 

Второй этаж восточного фасада имеет семь оконных просветов, где три центральных окна выделены в отдельную группу и повторяют форму мезонина, находящегося со стороны главного фасада. Группа имеет плоский портик, оформление которого аналогично оформлению мезонина с западной стороны. По обе стороны второго этажа, на значительно выступающих от плоскости фасада декоративных консолях, установлены скульптуры.

Фасад здания, со стороны Глазовского переулка, несет на себе элементы оформления главного фасада дома и имеет парадный входной портал, оформленный в классическом римском стиле.

Полуротонда, балкон, верхние площадки лестниц и терассы имеют изящные каменные и кованые ограждения. Кованые ограждения имеются и на крыше здания.

Архитектурно-художественное оформление всех фасадов также включает: штукатурный руст, плоские профилированные оконные наличники с сандриками, профилированные тяги и карнизы, орнаментальный лепной декор.

К главному дому примыкают полукруглые крылья, в торцах которых находятся северный и южный флигели. Таким образом, главный дом и боковые застройки образуют со стороны Смоленского бульвара двор курдонер с палисадником.

Со стороны дворового фасада долгое время сохранялся большой сад. В настоящее время осталась только его часть.

Дом раздора

Поповы были в родстве с известными кондитерами Абрикосовыми. Сохранились воспоминания, основателя кондитерского дела, Алексея Ивановича Абрикосова о Константине Семеновиче Попове и его доме на Смоленском бульваре.

В своих записях А.И. Абрикосов вспоминает «Константин Семёнович был в молодости enfant terrible (балованное дитя), а в последующей своей жизни взбалмошным фантазёром. После смерти своего отца и бездетного дяди он унаследовал огромное состояние и, женившись, построил для своего житья великолепный особняк на Смоленском бульваре, подарив его своей жене.

«Что ты делаешь, Костя?- сказал ему Алексей Иванович, узнав об этом богатом подарке, — ведь она тебя выгонит вон из твоего дома». «Ну, что же такого, — ответил Константин Семёнович, — надену шляпу и уйду».

Ровно так все и произошло. Затем К.С.Попов был женат еще дважды.

В конце XIX века особняк перешел к новым владельцам — крупному промышленнику, меценату, коллекционеру художественных ценностей — Михаилу Абрамовичу Морозову и его жене, известной общественной деятельнице Маргарите Кирилловне Морозовой.

Для них, в 1894 году, здание перестроил архитектор Виктор Александрович Мазырин.

При перестройке стиль усадебного дома практически не изменился. К объему были добавлены только два флигеля, а также отреставрированы окна, двери и изразцовые печи. Самые же масштабные изменения коснулись интерьеров дома.

Во время владения домом К.С.Попова интерьеры уже имели несколько тематических залов. Эта идея была Морозовыми не только сохранена, но и расширена до впечатляющих масштабов.

При участии Мазырина в доме появилось шесть парадных залов объединённых анфиладой. Все залы были выполнены в разных стилях и носили названия: «мавританский», «помпейский», «охотничий», «ренессансный» (римский), «греческий», «английский» и «малый английский» (аванзал). Вестибюль был выполнен в египетском стиле.

Каждый из этих залов поражал сложностью и богатством убранства, которое включало дорогие натуральные материалы, различные техники декорирования и изобиловало различными архитектурными деталями. Большая часть первоначального убранства сохранилась по сегодняшний день, потери были отреставрированы и/или восстановлены.

Мавританский зал включает экседру, аркаду, мраморные колоны, художественный паркет. Его стены и потолок покрыты орнаментальным ковровым декором, основанном на лучших образцах арабского декоративного искусства.

Помпейский зал украшают изображения пейзажей и мифологических сюжетов. В облицовке стен использован разноцветный мрамор. Потолок имеет орнаментированный декор. Полуциркульную часть помпейского зала отделяют пилястры. Пол выполнен из натурального камня.

Охотничий зал поражает масштабной деревянной отделкой стен с орнаментальной резьбой. Особое внимание обращает на себя массивный кессонированный деревянный потолок со сложным резным декором и свисающими «булавами». Потолок «подпирают» кронштейны в виде фигур грифонов. Над входом в зал находится лепной барельеф, изображающий сцену охоты. Зал отличают уникальное оформление окна, особые светильники и паркет из дорогих пород дерева.

Римский зал имеет в оформлении потолок с орнаментированной тонировкой под бронзу, лепнину, сюжетную роспись стен, художественный паркет.

Греческий зал включает колонны, пилоны и пилястры с капителями, живописный фриз с фигурными композициями, лепнину, настенную живопись, резьбу, камин из белого мрамора, кессонированный потолок с орнаментальной живописью, художественный паркет.

Английский зал с аванзалом (малым залом) покрыт стеновыми деревянными панелями из карельской березы, филенки панелей украшены растительным орнаментом. Стены и потолок имеют позолоченную  орнаментальную лепнину (карнизы, розетки). В комнате паркетный пол, камин и шкаф с остекленными витринами.

Египетский вестибюль встречает массивными колоннами с капителями в виде лотоса и монументальной росписью на стенах. Лестницу фланкируют фигуры сфинксов на постаментах. Колонны, потолок и входной портал украшены рельефами с иероглифами и символами. Изначально вестибюль имел полы из песчаника, которые со временем были заменены на плиты из мрамора.

Анфилада парадных залов создавала иллюзию путешествия, а сами залы служили великолепным фоном для размещения коллекции картин и антиквариата. Коллекция размещалась не только в залах, со временем под нее был отдан и зимний сад, созданный еще при К.С.Попове.

ИСТОРИЯ С МУМИЕЙ

Дом Морозовых поражал посетителей буквально с первого шага. Египетский вестибюль впечатлял и оформлением и тем, что в его глубине был установлен подлинный саркофаг с мумией.

История этого саркофага отражена в ироническом рассказе художника К. А. Коровина «Похороны мумии». Из этого рассказа становится понятно, что, имея такой артефакт, владельцы дома даже не задумывались о содержании саркофага, и им не приходило в голову то, что у них в доме постоянно пребывает покойник, пока один из посетителей прямо не указал им на это.

«Зачем же у вас в доме покойник?» — спросил он (профессор Г.А. Захарьин) у хозяина дома.
«Какой покойник?» — перепугался Морозов.
«А мумия?» — не успокаивался Захарьин, и приказал он мумию убрать.

Также по рассказу выходит, что хозяева решились все-таки вскрыть саркофаг и, увидев в нем мумию, задумали ее похоронить.

Но на самом деле история закончилась совсем иначе. В 1895 году М.А.Морозов передал мумию в Румянцевский музей, теперь она находится в ГМИИ им.А.С.Пушкина.

Судьба супругов Морозовых и их дома на Смоленском бульваре

Маргарита Кирилловна Морозова (1873-1958), была из рода известных купцов Мамонтовых и состояла в родстве с Третьяковыми и Боткиными. Ее отец Кирилл Николаевич Мамонтов, в отличие от своих родственников, оказался неудачливым предпринимателем. Все его дела прогорали. Разорившись окончательно, он сбежал от кредиторов за границу. Там он попытался отыграться на рулетке в Монте-Карло, но проиграл остатки средств и застрелился.

 

Его жена Маргарита Оттовна, оставшись с двумя дочерьми – Маргаритой и Еленой, вынуждена была начать зарабатывать шитьем. Ее изделия были востребованы, и со временем она открыла в Леонтьевском переулке белошвейную мастерскую и школу кройки и моделирования. Но пока дело развивалось семья жила очень скромно и закрыто. Лишь в отрочестве Маргарита начала бывать в домах своих богатых родственников и в домах других известных московских семей. Все эти дома посещали люди искусства, и Маргарита Кирилловна с огромной радостью окунулась в мир писателей, поэтов, художников, певцов, актеров, музыкантов. Она увлеклась драматическим театром и оперным искусством.

Маргарита Кирилловна была очень красива и аристократична и, хотя являлась бесприданницей, на нее обратил внимание представитель знаменитой династии купцов Морозовых – Михаил Абрамович Морозов (1870-1903). В 1891 году, Маргарита Кирилловна и Михаил Абрамович обвенчались. На тот момент ей было 18 лет, а ему 21 год и М.А.Морозов еще являлся студентом историко-филологического факультета Московского университета. По окончании учебы он получил часть наследства отца, стал директором товарищества Тверской Мануфактуры и одним из самых богатых промышленников.

Молодые сначала уехали в свадебное путешествие в Санкт-Петербург, где постоянно посещали театры, а затем отправились во Францию, где также пребывали в творческой среде. Интересы супругов были очень схожими и, вернувшись в 1892 году в Москву, они сделали все, чтобы вращаться в том мире, который был им близок, интересен и понятен.

Сначала Морозовы жили в наемной квартире, но затем приобрели особняк на Смоленском бульваре. После того как дом был переделан и обрел уникальные интерьеры в него, вместе с хозяевами, переселилась вся культурная жизнь Москвы.

В отдельные дни в особняке бывало более двухсот гостей. Здесь проходили балы, концерты, костюмированные представления, творческие вечера, домашние спектакли.

Дом был полон прислуги. В нем работали: дорогой повар, буфетчик, официанты, кухарки, швейцары, лакеи, горничная, прачка, полотеры, кучера, часовщик. Среди обслуги был даже электрик, так как дом имел собственную электростанцию. Некоторые помощники по хозяйству проживали в доме со своими семьями.

Особняк посещали такие знаменитости как писатель Л.Н. Толстой, поэт Андрей Белый, композитор А.Н.Скрябин, художник М.А. Врубель. Всех перечислить невозможно, так как все известные творческие люди того времени и молодые таланты бывали в этом доме.

Художник Валентин Александрович Серов был другом дома. Он написал известные портреты хозяев дома и их сына Мики (Михаила). У Морозовых было четверо детей, но именно Мики был любимцем Маргариты Кирилловны.

За годы жизни Морозовы приобрели особую известность. Маргарита Кирилловна была учредительницей религиозно-философского общества, хозяйкой литературно-музыкального салона, владелицей издательства, центральной фигурой в русской культуре Серебряного века.

Михаил Абрамович был промышленником, литератором, автором исторических трудов, художественным критиком, директором русского музыкального общества, гласным Московской городской думы, председателем купеческого собрания, почетным мировым судьей. Но больше всего он был известен как меценат и коллекционер.

Первые две картины для своей коллекции — «Северную идиллию» и «Парижский бульвар» Константина Коровина, М.А. Морозов приобрел на второй выставке Московского товарищества художников в 1894 году. Далее коллекция прирастала работами А.М.Васнецова, С.А. Виноградова и других русских художников, которые впоследствии стали очень знамениты. Затем в коллекции Михаила Морозова появились работы западноевропейских мастеров. Именно Михаил Абрамович впервые познакомил московских зрителей с искусством импрессионистов и постимпрессионистов — Э.Мане, К.Моне, О.Ренуара, Э.Дега, П.Гогена, В.Ван Гога, П.Сезанна. Также М.А.Морозов собирал иконы и предметы декоративно-прикладного искусства. Вся эта коллекция размещалась в доме на Смоленском бульваре.

Михаил Абрамович умер от скоротечной болезни в 1903 году. Ему было всего 33 года. Все свое состояние он оставил жене и детям. После смерти супруга Маргарита Кирилловна на год уехала в Швейцарию, а затем вернулась в Москву и продолжила активную общественную жизнь, оставаясь щедрым благотворителем и меценатом.

В 1910 году Морозова передала 60 картин из коллекции мужа в Третьяковскую галерею (всего в коллекции было 83 картины), продала дом на Смоленском бульваре предпринимателю Михаилу Константиновичу Ушакову и переехала в дом в Пречистенском переулке. Также она приобрела небольшое имение в Московской губернии и назвала его «Михайловское» (в честь мужа и сына).

В революционный период (1917-1918 гг.) Маргарите Кирилловне стало ясно, что имение отнимут и она вернулась в Москву. Но дом в Пречистенском переулке новые власти вскоре  тоже национализировали и передали «Отделу по делам музеев и охране памятников искусства и старины».

За десять картин и скульптуру «Ева» Морозову не выгнали из дома, а выделили ей две комнаты в полуподвальном этаже. Вскоре и оставшиеся картины из коллекции М.А.Морозова у Маргариты Кирилловны изъяли. Это была Западноевропейская часть коллекции, которая потом оказалась в Пушкинском музее и Эрмитаже.

Морозова жила в полуподвале с сестрой Еленой и сыном Мики. Остальные ее дети были уже взрослые и, в разное время по разным причинам, покинули Россию. После того как в дом последовательно начали заселять различные посольства, посол Дании предложил Маргарите Кирилловне принять гражданство его страны, но она отказалась покидать Россию.

В конце концов Морозовых из этого дома выселили, что обрекло их на долгие годы скитаний и полную нищету. Сначала выживать помогали оставшиеся друзья. Затем Мики – Михаил Михайлович Морозов, став театроведом, преподавателем и литературоведом, посвятившим всю жизнь изучению Шекспира, поддерживал мать и ее сестру. Но в 1952 году Михаил Михайлович скоропостижно скончался и Маргарита с Еленой опять остались без средств. Только в 1957 году Маргарите Кирилловне была назначена персональная пенсия в 50 рублей. После этого сестры не прожили и года. В 1958 году Маргарита Кирилловна похоронила сестру и в этом же году умерла сама.

После того как в 1910 году дом на Смоленском бульваре М.К.Морозова продала Михаилу Константиновичу Ушакову в усадьбе никаких строительных работ не велось.
В 1917 году владение было национализировано, а в 1918 году в особняке уже был клуб имени Октябрьской революции (позже — клуб «Освобожденный труд» фабрики Гознак). На открытии этого клуба выступал В.И. Ленин, в память об этом выступлении, в 1952 году, на фасаде дома была установлена мемориальная доска.

В дальнейшем здание передавалось различным организациям. Сначала в нем располагались дом пионеров и райком партии, вследствие чего, из-за различных внутренних перепланировок и переустройств, интерьеры дома значительно пострадали.  В 1980-х здание перешло в собственность Верховного Совета СССР и на объекте были проведены комплексные ремонтно-реставрационные работы. С 1993 года в особняке располагался банк, а с 2017 года Российский институт стратегических исследований. В настоящий момент объект культурного наследия находится в собственности Российской Федерации.

Не смотря на то, что землевладение на Смоленском бульваре имело несколько именитых хозяев, до сих пор особняк называют Усадьбой Маргариты Кирилловны Морозовой.

 

ПолезноеДругие статьи

Подробнее г. Москва, Смоленский бульвар, дом 26/9, строение 1

Объект культурного наследия федерального значения «Здание клуба Октябрьской революции, в котором 10 ноября 1918 года Л

ograda ava Подробнее «Городская усадьба, конец XIX — начало XX вв.- Гранитная ограда по улице» Адрес: г.Москва, ул. Садовая-Черногрязская, дом 6 Фактический адрес: Хоромный тупик, дом 4, строение 1

Объект культурного наследия федерального значения «Городская усадьба, конец XIX - начало XX вв.-Гранитная ограда по ули

Подробнее Усадьба Румянцева-Задунайского г. Москва, ул. Маросейка, 17/6, строение 1

Объект культурного наследия федерального значения (ансамбль) «Дом с оградой», конец XVIII века, середина XIX века г. Мо

г. Москва, ул. Пятницкая, дом 2/38, строение 1. Здание с улицы Подробнее «Ансамбль жилой застройки, конец XVIII в., 1-я половина XIX в., 1857 г., 1880 г. Жилой дом с лавками, конец XVIII в., 1-я треть XIX в., 1857 г., 1880 г.» Адрес: г. Москва, ул. Пятницкая, дом 2/38, строение 1

РЕМОНТ ЧАСТИ ПОМЕЩЕНИЙ в СТРОЕНИИ 1 Работы по сохранению объекта культурного наследия. Выполнение проекта приспособлени

Смотреть все статьи

Наши партнеры  

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress